Советские танки в горах Большого Хингана. Фотография. Август 1945 г.

Советские танки в горах Большого Хингана. Фотография. Август 1945 г.

9 августа 1945 г. советские войска начали наступление одновременно на всем фронте протяженностью более 5 тыс. км от Эрляня на южной границе Монголии до бухты Посьет в Приморье. Вместе с ними действовала 80-тысячная армия Монгольской Народной Республики.

Войскам Забайкальского фронта пришлось преодолевать дикие труднодоступные горы Большого Хинганского хребта, подступы к которому на цицикарском и чан-чуньском направлениях запирали мощные Маньчжуро-Чжалайнорский, Хайларский и Халун-Аршанский укрепленные районы. Опираясь на них и заранее подготовленные на горных перевалах оборонительные рубежи, японское командование рассчитывало задержать Красную Армию в приграничном районе. Но советские войска при поддержке авиации штурмом овладели Маньчжуро-Чжалайнорским и Халун-Аршанским районами, обошли и блокировали хайларские укрепления. Не задерживаясь для уничтожения блокированных очагов сопротивления, они вскоре достигли западных склонов Большого Хингана на цицикарском направлении. Войска главной группировки фронта форсировали Большой Хинган и, продвинувшись за пять дней на 250—400 км, вышли в глубокий тыл основным силам Квантунской армии на Центрально-Маньчжурской равнине.

Банк Тинькофф

Преодолев Большой Хинган, советские и монгольские соединения двинулись к важнейшим центрам Северо-Восточного Китая: Чжанцзякоу (Калгану), Чэндэ (Жэхэ), Мукдену (Шэньяну), Чанчуню, Цицикару.

Одновременно с Забайкальским фронтом начал наступление из Приморья и 1-й Дальневосточный фронт. В течение нескольких дней его войска преодолели долговременные и полевые укрепления противника и, продвигаясь в трудных условиях местности, вышли на подступы к Центрально-Маньчжурской равнине. Тем временем на крайнем левом крыле фронта наступавшие войска вместе с десантными отрядами моряков Тихоокеанского флота овладели портами Унги (Юки), Начжин (Расин), Чхончжин (Сейсин) в Северной Корее, лишив японский флот необходимых ему баз.

Советские бойцы в наступлении. Большой Хинган. Фотография. Август 1945 г.

Советские бойцы в наступлении. Большой Хинган. Фотография. Август 1945 г.

В не менее трудной обстановке действовали и войска 2-го Дальневосточного фронта, наступавшие с севера. Им пришлось не только взламывать сильные укрепления, но и форсировать многоводные реки Амур и Уссури. Уже 9 августа войска фронта, начав наступление, захватили ряд плацдармов на маньчжурских берегах этих рек. В течение двух суток шли ожесточенные бои за Фугдинский узел обороны, расположенный в заболоченной пойме р. Сунгари. После его захвата советские войска двинулись на юго-запад к выходам в Центральную Маньчжурию. Огромную помощь 2-му Дальневосточному фронту оказала Амурская речная флотилия, обеспечившая форсирование Амура, проделавшая героический поход по р. Сунгари от границы до Харбина.

Наступавшая из района Благовещенска 2-я Краснознаменная армия форсировала Амур, преодолела Малый Хинганский хребет и вышла к последним опорным пунктам, прикрывавшим Цицикар с севера и северо-востока.

С 11 августа войска 2-го Дальневосточного фронта начали бои за Южный Сахалин. Используя особенности местности, противник создал здесь прочную систему долговременных сооружений. Дорогу, пролегавшую на юг острова, прикрывал Котонский укрепленный район, представлявший собой сложное инженерное сооружение. Однако уже 13 августа советским войскам удалось овладеть его центром — г. Котон и создать благоприятные условия для дальнейшего продвижения на юг.

Корабли уходят на боевое задание. Тихоокеанский флот. Фотография. Август 1945

Корабли уходят на боевое задание. Тихоокеанский флот. Фотография. Август 1945

Таким образом, в течение первой же недели наступления сопротивление противника было сломлено на всех основных направлениях. Советские войска продвинулись вперед на сотни километров, расчленив Квантунскую армию на отдельные группы в районах Цицикара, Харбина, Гирина (Цзилинь), Чанчуня, Мукдена.

Вступление Советского Союза в войну лишило японских милитаристов последних шансов на благополучный исход войны и поставило перед ними со всей остротой вопрос о безоговорочной капитуляции.

Утром 9 августа в Токио был спешно созван Высший совет по руководству войной. Военный министр, начальник генерального штаба и начальник главного морского штаба требовали выдвижения четырех условий: сохранение существующего государственного строя, наказание военных преступников самими японцами, самостоятельное разоружение, недопущение оккупации Японии союзниками (в крайнем случае оккупация должна быть непродолжительной и не затрагивать столицы). Группа государственных деятелей во главе с министром иностранных дел считала, что следует выдвигать лишь первое условие. Высший совет не принял согласованного решения. Столь же бесполезным оказалось и заседание совета министров. И только ночью 10 августа на вторичном заседании Высшего совета по руководству войной в присутствии императора было решено капитулировать.

10 августа японское правительство передало союзным державам заявление о принятии условий Потсдамской декларации. В этом заявлении, в частности, было сказано, что «японское правительство понимает, что эта декларация не содержит требований, ущемляющих прерогативы императора как суверенного правителя Японии».

В ответе четырех союзных держав на японское заявление было указано, что с момента капитуляции власть императора и японского правительства будет подчинена Верховному командующему союзных держав, а форма правления в конечном счете будет в соответствии с Потсдамской декларацией установлена свободно выраженной волей японского народа.

Советские воины в освобожденном от японских захватчиков Харбине. Фотография. Август 1945 г.

Советские воины в освобожденном от японских захватчиков Харбине. Фотография. Август 1945 г.

Однако военная группировка фактически продолжала настаивать на своих требованиях. Более того, 10 августа газеты опубликовали обращение военного министра «Ко всем генералам, офицерам и солдатам армии», в котором говорилось о необходимости «довести до конца священную войну». Командование армий, находившихся за пределами Японии, высказалось решительно за продолжение войны.

Сторонники войны готовы были путем заговора устранить деятелей, требующих немедленной капитуляции.

Чтобы преодолеть серьезные разногласия в правительстве, 14 августа в 10 часов утра император созвал объединенное совещание Высшего совета по руководству войной и кабинета министров. Подобное совместное заседание прежде проводилось лишь один раз, 1 декабря 1941 г., когда было принято решение о начале войны. Сторонники войны вынуждены были согласиться с решением о капитуляции, оформленным как императорское волеизъявление.

14 августа японское правительство сообщило правительствам четырех держав, что японский император издал рескрипт о принятии Японией условий Потсдамской декларации и готов дать от себя приказы всем военным, военно-морским и авиационным властям Японии и всем находящимся в их подчинении вооруженным силам, где бы они ни находились, прекратить боевые действия и сдать оружие, а также отдать другие приказы, которые может потребовать Верховный главнокомандующий союзными вооруженными силами.

СССР в 1945 году

СССР в 1945 году

Японские войска капитулировали перед армиями Соединенных Штатов, Англии и гоминьдановского Китая. Только отдельные группы Квантунской армии вплоть до 19 августа продолжали оказывать сопротивление Красной Армии. Ввиду этого советское командование выступило с разъяснением, в котором заявило, что, поскольку «действительной капитуляции вооруженных сил Японии еще нет», советские войска будут «продолжать свои наступательные операции против Японии». Верное своей тактике провокаций и вероломства, японское командование всячески оттягивало капитуляцию, продолжая оказывать сопротивление советским войскам в Маньчжурии и Корее, на Южном Сахалине и Курильских островах. Пришлось затратить еще немало усилий, чтобы заставить Квантунскую армию сложить оружие.

Наступление Красной Армии проходило в условиях, когда тылы отстали и стал ощущаться острый недостаток в горючем и боеприпасах. Тем не менее оно продолжалось безостановочно и в Маньчжурии, и на Южном Сахалине. 19 августа советские войска овладели Чэндэ и вышли к Ляодунскому заливу, полностью изолировав Квантунскую армию от других японских войск в Китае. На следующий день части Красной Армии вступили в Харбин, Гирин, Чанчунь и Мукден, где накануне были высажены воздушные десанты. 21 августа в северокорейском порту Вонсан (Гензан) высадился морской десант, и гарнизон города капитулировал.

Сильные удары потребовались для того, чтобы изгнать японских захватчиков с укрепленных Курильских островов. Особенно были укреплены самые северные острова Курильской гряды — Сюмсю и Парамушир, где находились военно-морские базы.

Пленные солдаты Квантунской армии. Фотография. Август 1945 г.

Пленные солдаты Квантунской армии. Фотография. Август 1945 г.

Рано утром 17 августа советские десантные суда и боевые корабли отошли от берегов Камчатки и взяли курс на остров Сюмсю. В море стоял густой туман, под покровом которого суда 18 августа скрытно подошли к острову и начали высадку. Когда десант продвинулся в глубь острова, японцы обнаружили его и открыли огонь. Ожесточенные бои продолжались вплоть до 22 августа, когда враг сложил оружие. Занятие остальных островов больших затруднений не вызвало. 22 августа в Дальнем (Далянь) и Порт-Артуре (Люйшунь) высадились воздушные десанты, а спустя день туда вошли танковые и пехотные войска.

Удары советских сухопутных войск, смелые действия воздушных и морских десантов окончательно дезорганизовали Квантунскую армию и сломили ее сопротивление. 19 августа ее командование заявило о готовности капитулировать перед советскими войсками. Японские солдаты и офицеры начали сдаваться в плен. Лишь в отдельных местах сопротивление продолжалось до начала сентября.

23 августа Москва торжественным салютом чествовала доблестные советские войска, моряков Тихоокеанского флота и бойцов Монгольской народно-революционной армии, в короткие сроки разгромивших японских агрессоров. В ходе ожесточенных боев противник потерял 83 737 человек убитыми. 594 тыс. японских солдат и офицеров было взято в плен. Были захвачены большие трофеи. Только войска Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов взяли 1565 орудий, 600 танков, 861 самолет, а также много другого вооружения и военного имущества. Войска 2-го Дальневосточного фронта и Краснознаменная Амурская флотилия захватили все корабли Сунгарийской военно-речной флотилии.

Разгром Квантунской армии, осуществленный фактически в течение 10 дней, явился ярким проявлением боевой мощи Советских Вооруженных Сил, показателем дальнейшего роста советского военного искусства.

Так же как и в боях против немецко-фашистских захватчиков, советские воины проявили в операциях на Дальнем Востоке образцы высокого воинского мастерства, доблести и героизма.

Сдавшийся в плен командующий 5-й японской армией генерал-лейтенант Симидзу Норицуне заявил: «Мы не думали, что русская армия пройдет через труднопроходимые районы тайги. Такое молниеносное наступление русских для нас было неожиданным». Японские генералы считали недоступным для действий крупных войсковых масс, особенно для танковых соединений, направление, ведущее в Маньчжурию через Большой Хинган.

Боевые успехи Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке были высоко оценены. Ряд соединений и частей фронтов, отличившихся в боях с японскими войсками, получили почетные наименования Хинганских, Амурских, Сахалинских, Уссурийских, Харбинских, Мукденских, Курильских, Порт-Артурских. Многие части, соединения и корабли были награждены орденами Советского Союза. В боях с японскими милитаристами родилась гвардия Тихоокеанского флота. За образцовое выполнение боевых заданий командования шесть Героев Советского Союза были награждены второй медалью «Золотая Звезда», звание Героя Советского Союза получили 85 человек. Большое число генералов, офицеров, сержантов, солдат и матросов было награждено орденами и медалями СССР. В память победы была учреждена медаль «За победу над Японией», которой награждены участники этой войны.

Вместе с Красной Армией героически сражалась Монгольская народно-революционная армия. Ее роль высоко оценило правительство и народы Советского Союза. В приказе от 23 августа 1945 г. по случаю окончательной победы над Японией наряду с отличившимися войсками героической Красной Армии были упомянуты и части Монгольской народно-революционной армии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 октября 1945 г. орденами СССР была награждена группа монгольских генералов и офицеров, проявивших мужество и геройство в боях с японскими империалистами. Боевыми орденами и медалями Монгольской Народной Республики было награждено около 2 тыс. человек.